"Равнение на право". Интервью Анатолия Харьковского "Российской газете".

Донской омбудсмен требует отставки чиновников, виновных в нарушении гражданских свобод.

ДЕЛОВОЙ ЗАВТРАК

РОСТОВ-НА-ДОНУ

Менее года назад на Дону была введена должность Уполномоченного по правам человека, которым стал бывший прокурор Ростовской области Анатолий Харьковский. Кем и как нарушаются права жителей края и как их нужно защищать, рассказал донской омбудсмен журналистам «Российской газеты».

Российская газета | Вы отдали 30 лет службе в прокуратуре, а теперь оказались, по сути, на другой стороне баррикад. Насколько комфортно бывший государственный обвинитель чувствуете себя в должности защитника?

Анатолий Харьковский | В должности омбудсмена чувствую себя абсолютно комфортно, потому что занимаюсь тем же, чем и раньше – защитой интересов граждан. Когда не было уполномоченных по правам человека, куда шли люди в случае нарушений прав? Правильно - в прокуратуру. Про меня в свое говорили, что я одной рукой сажаю, другой выпускаю. Просто журналистам было больше интересно, кого я посадил, а не чьи интересы отстоял, поэтому эта «защитная» функция прокуратуры, как правило, оставалась невидимой для большинства населения.

Приведу простой пример:  помните, как несколько лет назад в Ростов транспорту нельзя было не въехать ни выехать - всюду стояли посты, шлагбаумы, знаки ограничения по скорости? Я, будучи прокурором, обратил внимание на эти нарушения прав граждан,  пригласил к себе начальника областного ГИБДД. Спросил: почему превышаете служебные полномочия? Он говорит: с терроризмом боремся. И сколько террористов, спрашиваю, на шлагбауме поймали? Ответ – ни одного. А скольким были причинены неудобства, права скольких нарушены? Тысячам.

Через два дня шлагбаумы и временные знаки ограничения скорости с дорог убрали.

РГ | А в должности омбудсмена с какими нарушениями приходится бороться?

Харьковский | За четыре месяца этого года получили 1 100 обращений от населения. В основном жалуются на несправедливые, по их мнению, судебные решения по гражданским и уголовным делам, на миграционную и жилищно-коммунальные службы, на органы здравоохранения.

Думаете, в системе ЖКХ нет нарушений прав человека? А вы попробуйте пойти и оплатить коммунальные услуги. Мой собственный пример: получаю извещение о необходимости заключения договора с организацией на поставку газа. Когда пришел в назначенный день, то оказалось, что на этот день вызван  почти весь район, а обслуживает их всего один специалист. Говорит: откуда я знал, что столько людей придут? Затем была проверка газового счетчика, которую осуществляет организация, работающая с 8 утра до 17 часов дня. Значит, отпрашиваться с работы надо. Погоняли по кабинетам – там подпиши, там очередь постой. Просто беспредел, а наши люди терпят. Удивительно: на Дальнем Востоке бензин подорожал – люди уже митингуют, возмущаются, вереницы машины сигналят под окнами у администрации. А у нас километровые очереди у чиновничьих кабинетов сутками стоят и терпят. А ведь это нечеловеческие условия, так просто жить нельзя.

После этого я начал заниматься проблемой. Подготовил письмо в Законодательное  собрание области о создании рабочих группы из депутатов областного и районного уровней. Будем проводить мониторинг работы той или иной организации, вызывающей нарекания у населения, заслушивать на заседаниях ЗС РО их руководителей, давать им время на устранение недостатков и, если они не исправлены, то ходатайствовать в вышестоящую организацию об освобождении начальников от занимаемой должности. Но при этом хочется большей активности от народа и от прессы, ведь вы в защите прав можете сделать не меньше, чем омбудсмен.

РГ | Удается ли помочь тем, кто пытается оспаривать  судебные решения? Скольким из обратившихся удалось помочь?

Харьковский | С начала года в нашем активе 45 удовлетворенных жалоб. В основном обращаются те, кто перед этим прошел уже все инстанции и получил отказ. Большинство считают институт уполномоченного филиалом Страсбургского суда и правомочным оспаривать судебные решения, но забывают, что для обжалования есть своя  процедура и строго оговоренные сроки. Если по уголовным делам еще есть перспектива - можно обратиться в прокуратуру, то по гражданским делам, по которым больше жалоб, пока пути решения нет. Закон о порядке рассмотрения жалоб граждан гласит – жалобы на решения или приговоры судов не рассматриваются, заявителю возвращаются все документы и разъясняется порядок обжалования.

Хотя случается, что удается помочь в совсем непростых ситуациях – недавно на прием пришла женщина, у которой уже полгода был арестован сын. По ее мнению, несправедливо арестован. Излагает свои доводы: есть факты, подтверждающие его невиновность, есть недопрошенные свидетели. Я с этими бумагами вышел на следственный комитет прокуратуры и через несколько дней юношу освободили из-под стражи. Сейчас по делу продолжается следствие и есть новые подозреваемые.

РГ | Хватает ли полномочий у омбудсмена для того, чтобы активно вмешиваться в подобные дела?

Харьковский | А вы сами посудите - какая реальная власть у уполномоченного по правам человека? Есть местный закон, в котором четко очерчены права омбудсмена. Есть территория области, на которой распространяются его полномочия. Есть чиновники областного и муниципального уровня, деятельность которых он вправе оценивать с точки зрения защиты прав граждан. А как работать с федеральными чиновниками, на которых идет много жалоб от населения? В местном законе рычаги воздействия на них не прописаны.

В итоге решили подписать соглашения с прокуратурой области и транспортной прокуратурой, с государственной инспекцией по труду и с управлением федеральной службы исполнения наказаний, с ГУВД области и службой судебных приставов. В этих соглашениях оговорили, что эти федеральные структуры оказывают аппарату уполномоченного всяческую помощь при работе с обращениями граждан. Я узнавал: в других регионах такие соглашения только начали подписываться, хотя институт омбудсменов там существует достаточно давно.

К слову, в Госдуме сейчас рассматривается проект федерального закона № 381232-4 «Кодекс Административного судопроизводства РФ». Я обратился в Законодательное Собрание Ростовской области с просьбой рассмотреть вопрос о возможности внесения изменений в некоторые статьи законопроекта. В нынешнем варианте право на обращение в суд с жалобой в защиту прав и свобод других лиц Уполномоченные по правам человека в субъекте РФ не имеют. Но большинство проблем и конфликтов возникает именно на региональном уровне. Принятие этих поправок облегчит работу Уполномоченного на местах.

Большое достижение – на Дону нет проблем, которые нужно решать на законодательном уровне. Власти области уже много лет работают строго в правовом поле и все областные законы не противоречат федеральным. Все имеющиеся  проблемы – частные вопросы, возникающие на уровне исполнителей-чиновников.

РГ | Как попасть на прием к уполномоченному?

Харьковский | Сейчас я принимаю по средам, начиная с обеда и до последнего посетителя. Кстати, многие приходят жаловаться мне как омбудсмену на мои же решения как прокурора.

Одна из функций омбудсмена – информационно-просветительская, разъяснение населению, как какой из законов на практике действует.  Представьте себе, каково это, ездить в Ростов за консультацией из дальнего района области. В итоге вот к чему пришли: я пригласил ректоров нескольких юридических вузов области, и мы заключили с ними соглашение о создании общественных приемных уполномоченного в 11 городах области: в Вешенской, Миллерово, в Каменском районе, Донецке, Гуково, Шахтах, Новошахтинске, Волгодонске, Сальске. Охватили практически всю область, и теперь проконсультироваться по всему действующему законодательству могут все желающие.

 

Беседовал Вадим Давыденко

7 мая 2008г., №96.


Карта сайта Версия для печати © 2009 - 2018 Администрация Ростовской области